oleg_dunaev (oleg_dunaev) wrote,
oleg_dunaev
oleg_dunaev

Categories:

Наследие предков. Бабушкин альбом "для посвящений".

Готовясь к ремонту, разбирал родительские архивы писем. Нашел еще кое-что любопытное из бабушкиных дореволюционных времен. Часть будет дополнением к тому, что я 5 лет назад писал о пензенской женской гимназии, где моя бабушка, Алексеева Мария Васильевна училась c 1908 по 1915 год: https://oleg-dunaev.livejournal.com/91228.html
foto1
А попал мне в руки вот такой аттестационный лист за 1911 год:
tabel
Но самое любопытное напечатано на обратной стороне этого листа - правила поведения для гимназисток:
rules
Каково ?..

Еще один любопытный документ, найденный среди писем - бабушкин альбом для посвящений. Это старая традиция, сохранившаяся даже до наших времен. У многих моих одноклассниц были альбомы, где они записывали любимые песни, стихи, мудрые изречения. Но писали сами для себя, своей рукой, во многих случая там были и дневниковые записи, которые они нам - мальчикам не показывали. 110 лет назад такие альбомы были более открыты для друзей и подруг, чтобы те записывали посвящения и пожелания хозяйке.

Альбом представляет собой блокнот 11х18 см c оторванной передней обложкой.
Titul
Это типа "титульный лист".
А вот так выглядели типичные посвящения:
album
album1
album3
Многие стихи явно не самодельные, но что это - расхожие "клише" для пожеланий или у них есть конкретный автор, выяснить теперь довольно сложно. Про то, что удалось идентифицировать - будет ниже.
album2
Есть запись даже по-французски:
franc
А это хозяйка альбома попыталась нарисовать свою подругу Надежду:
nadine
Вот еще одно посвящение:
sp_drozgin
Это, оказывается, стих Спиридона Дрожжина, основательно забытого теперь поэта "серебряного века". Вообще в альбоме много стихов разных поэтов, популярных в то время. Кого же знали и любили пензенские гимназистки ? Я тут "погуглил" немного (как это выглядит в альбоме - можно представить по картинкам выше) :

Арсений Аркадьевич Голенищев-Кутузов

В альбом М.И.Семевскому

Мне мил обычай старины
Писать приветствия в альбомы.
Промчатся годы... стих знакомый
Дохнет приветствием весны...
Сквозь холод жизненной истомы
Былое вспыхнет ярким сном,
Воскреснут мысли, чувства, речи,
И дней давно минувших встречи
Опять помянутся добром.


Николай Максимович Минский

"Пред зарею"

Не тревожься, недремлющий друг,
Если стало темнее вокруг,
Если гаснет звезда за звездою,
Если скрылась луна в облаках
И клубятся туманы в лугах.
Это стало темней — пред зарею...

Не пугайся, неопытный брат,
Что из нор своих гады спешат
Завладеть беззащитной землею,
Что бегут пауки, что, шипя,
На болоте проснулась змея:
Это гады бегут — пред зарею...

Не грусти, что во мраке ночном
Люди мертвым покоятся сном,
Что в безмолвии слышны порою
Только глупый напев петухов
Или злое ворчание псов-.
Это — сон, это — лай пред зарею...

"Серенада"

Тянутся по небу тучи тяжелые,
Мрачно и сыро вокруг.
Плача, деревья качаются голые…
Не просыпайся, мой друг!
Не разгоняй сновиденья веселые,
Не размыкай своих глаз.
Сны беззаботные,
Сны мимолетные
Снятся лишь раз.
Счастлив, кто спит, кому в осень холодную
Грезятся ласки весны.
Счастлив, кто спит, кто про долю свободную
В тесной тюрьме видит сны.
Горе проснувшимся! В ночь безысходную
Им не сомкнуть своих глаз.
Сны беззаботные,
Сны мимолетные
Снятся лишь раз.

Николай Алексеевич Некрасов

Не рыдай так безумно над ним,
Хорошо умереть молодым!
Беспощадная пошлость ни тени
Положить не успела на нем,
Становись перед ним на колени,
Украшай его кудри венком!
Перед ним преклониться не стыдно,
Вспомни, сколькие пали в борьбе,
Сколько раз уже было тебе
За великое имя обидно!
А теперь его слава прочна:
Под холодною крышкою гроба
На нее не наложат пятна
Ни ошибка, ни сила, ни злоба…

Не хочу я сказать, что твой брат
Не был гордою волей богат,
Но, ты знаешь, кто ближнего любит
Больше собственной славы своей,
Тот и славу сознательно губит,
Если жертва спасает людей.
Но у жизни есть мрачные силы —
У кого не слабели шаги
Перед дверью тюрьмы и могилы?
Долговечность и слава — враги.
Русский гений издавна венчает
Тех, которые мало живут,
О которых народ замечает:
«У счастливого недруги мрут,
У несчастного друг умирает…».

Алексей Николаевич Плещеев

«Нищие».

В удушливый зной по дороге
Оборванный мальчик идёт;
Изрезаны камнями ноги,
Струится с лица его пот.

В походке, в движеньях, во взоре
Нет резвости детской следа;
Сквозит в них тяжёлое горе,
Как в рубище ветхом нужда.

Он в город ходил наниматься
К богатым купцам в батраки;
Да взять-то такого боятся:
Тщедушный батрак не с руки.

Один он … Свезли на кладбище
Вчера его старую мать.
С сумою под окнами пищу
Приходится, видно, сбирать…

Карета шестёркой несётся;
За нею пустился он вслед,
Но голос внутри раздаётся:
«Вот я тебе дам, дармоед!»

Сурово лакейские лица
Взглянули при возгласе том.
И жирный господский возница
Стегнул попрошайку кнутом.

И прочь отскочил он без крика,
Лишь сладить не мог со слезой.
И дальше пошёл горемыка,
Поникнув на грудь головой.

Усталый и зноем томимый,
Он в роще дубовой прилёг
И видит: с котомкою мимо
Плетётся седой старичок.

«Здорово, парнишка! Откуда?
Умаялся! Хворенький, знать!»
«Из города, дедушка. Худо
Мне больно». –
«Не хлебца ли дать?..»

И с братом голодным, что было
В котомке, он всё разделил;
Собрав свои дряхлые силы,
На ключ за водицей сходил.

И горе пока позабыто,
И дружно беседа идёт…
Голодного, видно, не сытый,
А только голодный поймёт!

Зинаида Николаевна Гиппиус

Мы,— робкие,— во власти всех мгновений.
Мы,— гордые,— рабы самих себя.
Мы веруем,— стыдясь своих прозрений,
И любим мы,— как будто не любя.
Мы,— скромные,— бесстыдно молчаливы.
Мы в радости боимся быть смешны,-
И жалобно всегда самолюбивы,
И низменно всегда разделены!
Мы думаем, что новый храм построим
Для новой, нам обещанной, земли…
Но каждый дорожит своим покоем
И одиночеством в своей щели.
Мы,— тихие,— в себе стыдимся Бога,
Надменные,— мы тлеем, не горя…
О, страшная и рабская дорога!
О, мутная последняя заря!

Иван Саввич Никитин

"Дитяти"

Не знаешь ты тоски желаний,
Прекрасен мир твоей весны,
И светлы, чуждые страданий,
Твои младенческие сны.

С грозою жизни незнакома,
Как птичка, вечно весела,
Под кровлею родного дома
Ты рай земной себе нашла.

Придет пора — прольешь ты слезы,
Быть может, труд тебя согнет…
И детства радужные грезы
Умрут под холодом забот.

Тогда, неся свой крест тяжелый,
Не раз под бременем его
Ты вспомнишь о весне веселой
И — не воротишь ничего.

Семен Яковлевич Надсон

Я помню, в минувшие, детские годы,
В те грустные годы мои,
Когда это сердце так жадно просило
Любви, хоть немного любви,
И страстный мой вопль замирал без ответа,
И снова я верил и ждал...

***
Душа наша - в сумраке светоч приветный.
Шел путник, зажег огонек золотой,-
И ярко горит он во мгле беспросветной,
И смело он борется с вьюгой ночной.
Он мог бы согреть - он так ярко сияет,
Мог путь озарить бы во мраке ночном,
Но тщетно к себе он людей призывает,-
В угрюмой пустыне все глухо кругом...

***
Еще чертог залит огнями,
Еще не смолкнул за дверями
Прощальный говор голосов
И ярко убраны цветами
Немые статуи богов;
Еще, мелодию кончая,
Рыдает арфа, замирая,
И ей устало вторит хор...
Но кончен пир... Два-три мгновенья
И раб сорвет без сожаленья
С богов цветущий их убор;
Погаснет люстра золотая,
Шум смолкнет, музыка замрет,
И знойной ночи мгла немая
Чертог неслышно обоймет...

Автора следующего стиха интернет не знает, хотя сам стих имеется, например, вот здесь:
https://summermary.livejournal.com/1476.html
А так же есть песня христианского автора-исполнителя Вадима Дахненко на эти стихи:
https://web.gybka.com/song/130203639/Vadim_Dahnenko_-_Moj_drug_v_minuty_ozloblenya/

"Прости и ты..."

Мой друг, минуты озлобленья
Глубоко в сердце не храни-
Забвенье им, одно забвенье,
Пусть, как туман, пройдут они.
Мой друг, ответь любовью снова
Тому, кем был ты оскорблен:
От необдуманного слова,
Быть может сам страдает он.
Мы от ошибок не свободны:
Мы люди все, но только те
Умом и сердцем благородны,
Кто всем прощает в простоте.
Прости и ты!.. Умей в прощеньи
Свой дар высокий показать
И не стыдись, что в примиреньи
Ты хочешь первый руку дать.

А этого стиха не знает и интернет. Если кто подскажет автора, буду благодарен:

"Ёлка"

Ты помнишь, мой ангел, был вечер, сидели
В гостиной мы в день Рождества.
У всех было весело, ёлки горели,
Лишь мы были без торжества.
Мне плакать хотелось, так много скопилось
Тоски в моем сердце. Оно
Как молот тяжелый в груди моей билось,
Любви и томленья полно.
Когда же? - спросил я,
И ты втихомолку святое мне слово дала.
Родная! Какую же чудную ёлку
Тогда в моем сердце зажгла!
Я в очи твои посмотрел, и в мгновенье
Во тьме озарились они.
То ёлки прекрасной моей отраженье
Сияли, горели огни.
О, как мы счастливы тогда были оба,
Восторгом пылая одним!
Огни этой ёлки, не правда ль, до гроба
В сердцах своих мы сохраним.

Еще один документ из той эпохи - маленький потрепанный блокнотик, явно самодельный.
Дети играли в писателей - моя бабушка и ее брат, когда им было лет по 9-11 :

"Книга" была оформлена по всем правилам - с титульным листом, номерами страниц, "печатью" библиотеки и даже иллюстрациями.
book1
book2
book3
Содержание сказки я пока не прочитал до конца - почерк с дореволюционными правилами написания довольно трудно читается, начало показалось мне не особенно интересным... Но если кому-то будет интересно - перепишу и запощу сюда эту сказку.
Tags: бабушка, гимназия, наследие предков, поэзия, прошлое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments